Корзина: Товаров (0) на сумму 0.00 UAH

David Bowie

CD Station To Station(1976)

Хиты 408   
Station To Station

Информация об альбоме

Год записи: 1976
Формат: CD
Статус: продано
Жанр: classic rock | hard rock
Кол-во дисков: 1
Год издания: 1976
Страна:
Добавлен: 20.03.2013    Изменен: 20.03.2013


No more entries to show...

Station to Station — десятый студийный альбом британского музыканта Дэвида Боуи, изданный на лейбле RCA Records в 1976 году. Альбом обычно считается как одним из наиболее значимых работ Боуи, «Station To Station» также примечателен тем, что в это время был создан последний грандиозный образ Дэвида — Измождённый Белый Герцог(англ. Thin White Duke). Альбом был записан после того, как Дэвид завершил съемку в фильме Николаса Роуга — «Человек, который упал на Землю», и обложка альбома — это кадр из этого фильма (момент, когда Боуи заходит в космический корабль). В течение периода записи альбома, Дэвид был сильно зависимым от наркотиков, особенно от кокаина. Под влиянием наркотических же видений музыканта Игги Попа (друга Боуи) была написана одна из композиций альбома — «TVC 15»[3].

{spoiler title=читать далее... opened=0}

В музыкальном плане, «Station To Station» стал переходным альбомом для Боуи, использовавшим фанк и соул музыку в своей предыдущей работе — пластинке «Young Americans». В альбоме появилось новое направление с синтезаторами и новыми ритмами, которые были использованы под влиянием немецких электронных групп, таких как Kraftwerk и Neu!. Это направление было использовано в так называемом Берлинской Трилогии, записанной с Брайаном Ино в 1977-79гг. Тексты альбома, тем временем, отразили его интерес к мифологии и религии, связанный с учениями Ницше и Алистера Кроули.

Смешивая одновременно и фанк, краут-рок, романтические баллады и оккультизм, «Station To Station» характеризуют как «одновременно один из наиболее доступных альбомов Боуи и в то же время наиболее непостижимых». Сингл «Golden Years» попал вTop5 хит-парадов Великобритании и США. Журнал Rolling Stone поставил этот альбом на 323 место в своем списке «500 величайших альбомов всех времен».

По словам музыкального биографа Дэвида Бакли, пребывая в Лос-Анджелесе Боуи, подпитывался «астрономическими» дозами кокаина и существовал на рационе состоящим из перца и молока, музыкант провел большую часть 1975-76 годов «в состоянии психического террора»[4]. Слухи относительно повседневной жизни певца, появились, по большой части, благодаря одному его интервью, которое рассказал сам Боуи, кусочки этого интервью нашли свое отражение в статьях Плэйбоя и Rolling Stone. Музыкант поведал, что проживает в доме, полном древних египетских артефактов, сжигает массу черных свечей, видет, как тела людей падают мимо его окон; он утверждал, что его сперму похитили ведьмы, и что он получает секретные сообщения изRolling Stones, и живёт в болезненном страхе человека, который является поклонником Алистера Кроули и приятелем Джимми Пэйджа[5] . Позже Боуи сказал, относительно Лос-Анджелеса, — «это чертово место должно быть стерто с лица земли»[6].

Именно после его первой большой роли, в фильме «Человек, который упал на Землю», Боуи начал писать свою псевдо-автобиографию под названием «Возвращение Измождённого Белого Герцога» (англ. «The Return of the Thin White Duke»)[7] . Он также сочинил музыку, понимая то, что он должен был написать саундтрек для этой картины, хотя эта затея не увенчалась успехом (в итоге, по рекомендации Боуи, Джон Филлипс из группы The Mamas And The Papas создал всю музыку к этому фильму)[8]. Режиссёр Николас Роуг предупредил певца, что часть имиджа Томаса Джерома Ньютона (главного героя картины), скорее всего, останется с ним в течение некоторого времени, после окончания съемок. С согласия Роуга, Боуи разработал свой собственный взгляд на образ персонажа, и этот имидж он использовал на обложках двух своих следующих альбомов, которые вышли в течение двенадцати месяцев после завершения съемок. Кроме того, он взял себе некоторые черты характера Ньютона: хрупкость и отчуждение[9].

Измождённый Белый Герцог стал символом альбома «Station to Station», и главным образом благодаря самому музыканту. Одетый с иголочки, в белой рубашке, черных брюках и жилете, образ Герцога представлял собой «пустого» человека, который пел романсы с неистовым напряжением, не демонстрируя никаких эмоций, «лед под маской огня»[10]. Персонаж был охарактеризован, как «сумасшедший аристократ»[10], «аморальный зомби»[11], и «бесчувственный арийский сверхчеловек»[5]. Для себя Боуи определял Герцога как «действительно неприятного персонажа»[12], а позже — как «чудовищный (образ) для меня»[13].

Альбом «Station to Station» был записан на студии Cherokee Studios в Лос-Анджелесе. В 1981 году редакторы New Musical Express Рой Карр и Чарльз Шаар Мюррей предположили, что этот материал стал альбомом «после 10 дней лихорадочной деятельности», когда Боуи потерял всякую надежду на то, что это произведение в итоге станет саундтреком к фильму «Человек, который упал на Землю». Позднее, критики делали выводы, что альбом был записан за пару месяцев, в октябре-ноябре 1975 года[5], в быстром темпе, до того, как Боуи начал свою неудачную сессию для саундтрека картины[14][15].

В период записи, альбом сменил несколько названий — «Возвращение Измождённого Белого Герцога», «Золотые Годы»; в итоге Боуи остановился на «Station to Station». Сопродюсером пластинки стал Гарри Маслин, который помогал Дэвиду в записи треков «Fame» и «Across the Universe» из альбома Young Americans. Тони Висконти, который после трехлетнего перерыва вернулся в команду Боуи, для микширования альбома Diamond Dogs и совместного продюсирования пластинок — David Live иYoung Americans, не был вовлечен в работу, в связи с их конкурирующими графиками. Однако, во время записи сформировался костяк музыкантов, который будут играть с Боуи до конца этого десятилетия: бас-гитарист Джордж Мюррей, а также барабанщик Деннис Дэвис и ритм-гитарист Карлос Аломар, которые уже сотрудничали с маэстро на альбоме Young Americans.

Процесс записи, который был развит с этой командой музыкантов, установить шаблон по которому создавались альбомы Боуи, вплоть до Scary Monsters (and Super Creeps) 1980 года: минусовка аккомпанемента создается усилиями Мюррейя, Дэвиса и Аломара; сверху накладывается саксофон, клавишные и гитара (которые записывают: Боуи, Рой Биттэн и Эрл Слик, соответственно); вокал; и, наконец, добавляются различные трюки продюсеров, чтобы довести композицию «до ума». По словам Боуи, «я вытащил несколько весьма неординарных вещей из потенциала Эрла Слика. Я думаю, что это захватило его воображение, создавать шум и текстуры на гитаре, а не играть правильные ноты»[16]. Аломар вспоминал — «Это был один из самых славных альбомов, которые я когда-либо создавал… Мы очень много экспериментировали, в ходе записи»[17]. Гарри Маслин добавил: «Я любил те сессии, потому что мы были полностью открыты и экспериментальны в нашем подходе»[5].

Сам Боуи почти ничего не помнит о периоде записи альбома, даже не студии, позже он признался «Я знаю, что запись происходила в Лос-Анджелесе, потому что я прочитал, что альбом был записан там»[5] . Певец был не одинок в своем употребление кокаина во время сессий, Карлос Аломар комментирует «если есть дорожка кокса, которая будет держать вас в бодром состоянии до 8 часов утра, для того чтобы вы могли записать свою гитарную партию, вы нюхаете дорожку кокаина… использование кокса стимулирует вдохновение». Как и Боуи, Эрл Слик имеет несколько смутные воспоминания о записи: «Это альбом немного нечеткий — по очевидным причинам! Мы были в студии, и работали там как чокнутые — много часов, много бессонных ночей!»[18].

«Station to Station» часто характеризуется как переходной альбом в карьере Боуи. Николас Пегг, автор книги «The Complete David Bowie», назвал его «точно взвешенным шагом на полпути от альбома „Young Americans“ к „Low“»[5], а Рой Карр и Чарльз Шаар Мюррей отметили, что произведение «эффектно делит 70-е для самого Дэвида Боуи. Пластинка связывает эпохи Ziggy Stardust и пластикового соула, и представляет первый вкус новой музыки, который должен был следовать с альбомом „Low“»[10].

С точки зрения собственных произведений Дэвида Боуи, у евро-ориентированного стиля «Station to Station» были свои музыкальные предшественники в более ранних композициях музыканта, таких как «Aladdin Sane 1913-1938-197?» и «Time» (1973), в то время как элементы фанка и диско были развитием соул/R&B звука Young Americans (1975). Совсем недавно Боуи начал впитывать влиянием немецкой моторик и электронной музыки таких коллективов, как Neu!, Can и Kraftwerk. Тематически альбом вновь рассматривал темы, которые уже затрагивал в таких песнях, как «The Supermen» из The Man Who Sold the World(1970) и «Quicksand» от Hunky Dory (1971): «Сверхчеловек» Ницше, оккультизм Алистера Кроули, нацистское увлечения мифологией Грааля, и Каббала[5][10]. Пегг полагал, что темой альбома было столкновение «оккультизма и Христианства»[5].

Музыкальный стиль «Golden Years», первой композиции, записанный для альбома, построенный на фанк и соул звуке Young Americans, но с более жесткой, шлифовкой краев. Трек был описан как несущий с собой «впечатление сожаления по упущенным возможностям и прошлым удовольствиям»[10]. Боуи сказал, что она была написана для Элвиса Пресли, но тот отклонил её, в то время как тогдашняя жена Боуи Анджела, утверждала, что песня была написана для неё[19]. Хотя композиция попала в лучшую десятку хитов по обе стороны Атлантики, певец редко исполнял её на концертах в последующем туре в поддержку пластинки[20]. «Stay» была другой фанковой вещью, она появилась из гитарного риффа «запись происходила во время нашего кокаинового безумия», вспоминал Карлос Аломар[19]. Лирика песни интерпретировалась по-разному, как размышления певца «над неуверенностью в сексуальном завоевании»[19], и как пример «поддельного романтизма Герцога»[10].

Христианский элемент альбома был наиболее очевидным в гимноподобном произведении «Word on a Wing», хотя некоторые критики сочли, что религия, как и любовь, была просто ещё одним способом для Герцога, чтобы «проверить его бесчувственность»[10]. Сам Боуи утверждал, что в этой песне, по крайней мере, «страсть является подлинной»[6]. Исполняя её на концерте в 1999 году, певец описал песню как результат «самых тяжелых дней в моей жизни … Я уверен, что она была криком о помощи»[21]. Завершающая баллада, «Wild Is the Wind», была единственной кавер-версией на альбоме, и получила высокую оценку как одно из лучших вокальных исполнений в карьере Боуи[22]. Музыкант был вдохновлен для записи песни, после того как встретился c вокалисткой и автором-исполнителем Ниной Симон, которая впервые спела её на своем альбомеWild Is the Wind, в 1966 году[21].

Призрак Человека, который упал на Землю — Томаса Джерома Ньютона, растянутый на экранах десятков телевизионных мониторов, по слухам, частично вдохновил самый оптимистичный трек альбома, «TVC 15»[23]. По другой версии, вдохновением для песни послужили галлюцинации Игги Попа, когда музыканту привиделось, что его подружку проглотил телевизор[24]. Песню называли «неуместно веселой» и «самой косвенной данью Yardbirds, которую можно представить»[10].

Заглавная композиция была описана как предвещающая «новую эру экспериментаторства» для Боуи[25], «Station to Station» состоит из двух частей: медленный, зловещий марш управляемый нотами фортепиано, начинающийся звуком приближающегося поезда в сочетании с гитарой Эрла Слика с эффектом фидбэка; затем он переходит во вторую половину композиции, имеющую рок/блюзовый оттенок и быстрый темп. В 1999 году Боуи сказал журналу UNCUT «Поскольку название было от станции к станции, совместить R&B и электронную музыки — было моей целью»[26]. Несмотря на шум поезда в начале произведения, Боуи утверждает, что название относится не столько к железнодорожным станциям, сколько к Крестному пути(англ. Stations of the Cross), в то время как линия «от Кетер к Малкут» касается мистических мест в Каббале, смешивание христианских и еврейских аллюзий[27]. Фиксация с оккультизмом в дальнейшем, была очевидно в таких фразах, как «белые пятна», название книги поэзии Алистера Кроули[28]. Лирика песни также намекнула о недавних наркотических увлечениях певца («Это не побочные эффекты кокаина / Я думаю, что это должна быть любовь»). С очевидным влиянием на неё жанра краут-рок, песня стала самым ярким примером альбома, движения Боуи к новому музыкальному направлению, в стиле которого он будет записывать свою «Берлинскую Трилогию»[25][27].

В интервью журналу Creem, в 1977 году, Боуи заявил, что пластинка «Station to Station» была «лишена духа… Даже песни о любви были бесстрастными, но я думаю, в этом есть свое очарование»[25].

Каждая песня из альбома «Station to Station», за исключением заглавного трека, в конце концов была издана в качестве сингла. «Golden Years» была выпущена в ноябре 1975 года, за два месяца до издания альбома. Боуи якобы напился, чтобы исполнить её на телевидении для американского шоу Soul Train[29], в результате чего музыкальный клип попал в широкую ротацию музыкальных программ[20]. Сингл достиг 8 строчки в хит-параде Великобритании и 10 в чартах США (где он находился в течение 16 недель), но, как и в случае с «Rebel Rebel» из альбома Diamond Dogs (1974), был несколько нетипичным «первенцом» для предстоящего альбома[20].

«TVC 15» был выпущен в отредактированном виде, в качестве второго сингла в мае 1976 года, он достиг 33 позиции в хит-параде Великобритании и стал #64 в США. «Stay», также был сокращен по длительности и выпущен в том же месяце, он был издан в качестве продвигающего сингла для сборника хитов ChangesOneBowie (который подготовила фирма RCA Records), хотя сама композиция не вошла в этот сборник (ChangesOneBowie был оформлен в едином стиле с альбомом «Station to Station», демонстрируя чёрно-белую обложку и аналогичный стиль букв)[30]. В ноябре 1981 года, когда сотрудничество Боуи с RCA Records близилось к концу, «Wild Is the Wind» был издан в качестве продвигающего сингла, для компиляции ChangesTwoBowie. При поддержке композиции «Word on a Wing» на стороне «Б» и сопровождаемый специально снятым по этому случаю видео, он достиг 24 позиции в хит-параде Великобритании и находился там в течение 10 недель[31].

Ещё одна песня не вошла на пластинку, она якобы была записана во время сессий альбома на студии Cherokee Studios, кавер-версия «It’s Hard to Be a Saint in the City» Брюса Спрингстина[16]. Долгое время композиция не издавалась, её выпустили лишь в 1990 году, когда она появилась на бокс-сете Sound and Vision. Однако, по словам Николаса Пегга, работа на студии, скорее всего, состояла из добавления на неё новых эффектов, а сам трек был изначально записан на Sigma Sound Studios в период создания Young Americans[32].

«Station to Station» был выпущен в январе 1976 года. Обложка изначально должна была быть цветной, материалом для неё послужил кадр из фильма «Человек, который упал на Землю». Однако Боуи отверг вариант цветной обложкой, утверждая, что небо выглядело искусственным («С каких пор это мешало ему делать что-либо задуманное?», заметили редакторы New Musical Express Рой Карр и Чарльз Шаар Мюррей позже)[10]. В итоге, альбом был выпущен с этой подрезанной обложкой, в черно-белом цвете, но когда лейбл Rykodisc переиздавал альбомы Боуи в начале 1990-х, цветная версия обложки была восстановлена.

Billboard полагал, что Боуи «нашел свою музыкальную нишу» в таких композициях, как «Fame» и «Golden Years», но что «10-минутная заглавная песня затянута». New Musical Express назвал его «одним из самых значительных альбомов, выпущенных за последние пять лет». Впрочем, оба журнала сочли смысл лирики трудным для понимания[5]. В своем потребительском гиде дляThe Village Voice, критик Роберт Кристгау удостоил альбом высшего рейтинга — «А», отметив «большой масштаб записи, обе стороны которой предлагают длительную радость и способны поразить. Вы должны обладать этой пластинкой»[33]. Кристгау писал, что Боуи «может объединить Лу Рида, диско, и Хью Смита» и счел альбом прогрессирующим от его предыдущих записей, заявив, что «чудесным образом, тяготение Боуи к чёрной музыке созрело, ещё более чудесным образом, новые отношения, кажется, оставили его хард-рокерскую сторону нетронутой»[34].

Автор журнала Rolling Stone Тери Морис (англ. Teri Moris) приветствовал «более рокерные» моменты альбома, но отмечал движение музыканта далеко в сторону от жанра, находя альбом «глубокомысленно-профессиональными усилиями сознательного стиля художника, способность которого написать и выполнить требовательный рок-н-ролл комфортно сосуществует рядом с его обаянием для различных форм и образов… в то время как существует мало сомнений в его мастерстве, задаешься вопросом, как долго он будет продолжать борьбу с роком вообще?»[35]. Circus, отметил, что Боуи «не из тех, кто сохраняет преемственность в своей работе или в жизни», заявил, что пластинка «предлагает загадочные, экспрессионистские проблески, которые позволяют нам почувствовать на себе контуры и трепет души участника бала-маскарада, но никогда полностью не раскрыть его лицо». Обзор также нашёл различные намеки на более ранее работы Боуи, такие, как «напряженность» из The Man Who Sold the World «поп ощущение» из Hunky Dory, «диссонанс и тоска» из Aladdin Sane, «неотразимая перкуссия и бит» из Young Americans, и «молодой мистицизм» из «Wild Eyed Boy from Freecloud», заключив, что «это демонстрирует Боуи, находящемся на самом стимулирующем этапе его тернистого путешествия»[36].

«Station to Station» был и остается самым успешным чартовым альбомом Боуи в США, он добрался до третьей позиции и находился там в течение 32 недель[37]. Он был сертифицирован RIAA и получил статус золотого диска 26 февраля 1976 года[38]. В чартах Великобритании, альбом находился в течение 17 недель, достигнув 5 строчки хит-парада, это был последний раз когда его студийный альбом показал результаты хуже, в хит-параде его родной страны, чем в Америке[37].

«Station to Station» был вехой на пути Боуи к его «Берлинской Трилогии», в конце 1970-х. Сам Боуи сказал относительно альбома: «поскольку музыка не стоит на месте, „Low“ и другие альбомы трилогии были прямыми последователями заглавной песни»[27], в то время как Брайан Ино выразил мнение, что Low был «истинным продолжением наработок „Station to Station“»[39]. Альбом также был описан как «чрезвычайно влиятельный на жанр пост-панка»[40]. Рой Карр и Чарльз Шаар Мюррей писали в 1981 году, «если „Low“ был для Боуи альбомом Гэри Ньюмана, то „Station to Station“ был альбомом Magazine»[10]. Однако, журнал Stylus заметил в 2004 году, что «так как немногие ожидали экспериментаторский подход Боуи, немногие и скопировали его… по большей части это — осиротевший, брошенный стиль»[41].

В 1999 году, музыкальный биограф Дэвид Бакли (англ. David Buckley) описал пластинку, как «шедевр изобретения», и отметил следующее — «некоторые критики утверждают, что это его лучшая запись, хотя и не столь модная»[42]. В том же году, Брайан Ино назвал его «одной из самых великих записей всех времен»[39]. В 2003 году альбом занял номер 323 в списке журналаRolling Stone «500 величайших альбомов всех времен»[43]. Год спустя, британская газета The Observer поместила альбом на 80 место, в своем списке «100 величайших британских альбомов»[44].

{/spoiler}

ЕСЛИ ВЫ НЕ ПОЛУЧАЕТЕ НАШУ РАССЫЛКУ - ПРОВЕРЬТЕ ПАПКУ "СПАМ" ВАШЕГО ПОЧТОВОГО КЛИЕНТА И ВНЕСИТЕ НЕОБХОДИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Хронология альбомов

ЕСЛИ ВЫ НЕ ПОЛУЧАЕТЕ НАШУ РАССЫЛКУ - ПРОВЕРЬТЕ ПАПКУ "СПАМ" ВАШЕГО ПОЧТОВОГО КЛИЕНТА И ВНЕСИТЕ НЕОБХОДИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ